?

Log in

No account? Create an account

Кто не понимает логики, обычно не понимает и того, что он её не понимает.

Previous Entry Share Next Entry
Все пропало и как жить дальше (часть 3я - заключительная)
map1983

Начало статьи можно посмотреть в части 1й и части 2й 
Для тех, кто не утомился читать - завершение истории.


Сказка про четырёх поросят, считавших себя тиграми, и злого Сороса

рис. 6

Короткая версия сказки:

Давным-давно, в конце 20-го века, где-то в Азии жили-были четыре поросёнка, которые росли так быстро, что их стали называть "Азиатскими Тиграми". Звали их Таиланд, Филиппины, Индонезия и Южная Корея. А потом пришёл злой Сорос, дунул-плюнул и развалил экономику этих поросят к едрене-фене (очень неплохо на этом заработав).

Но, как и в любой сокращенной версии, в этом варианте сказки отсутствуют важные детали. За изложением более полной версии истории перенаправлю вас к Вильяму Энгдалю (в отдельных деталях мы с ним расходимся, но это не принципиально).

Ежегодный экономический рост в 7-8 %, растущее социальное обеспечение, распространение системы образования и повышение производительности труда в Восточной Азии в 80-х были результатом государственного планирования и государственной поддержки - в этом выражалась азиатская форма доброжелательного патернализма в рыночной экономике. Самообеспеченная экономическая система азиатских тигров была большим препятствием глобальному распространению долларовой системы свободного рынка, столь необходимой Вашингтону в 90-х, чем советская система центрального экономического планирования.

В начале 1993-го года состоялась встреча стран-членов организации Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сотрудничества (Asia Pacific Economic Cooperation - APEC) на высшем уровне. В это время японские банки все еще пытались оправиться после краха токийской биржи и рынка недвижимости и потому вашингтонские чиновники затребовали, чтобы Восточноазиатские страны открыли свои финансовые рынки с тем, чтобы капиталы могли свободно передвигаться и "выравнивали игровое поле". До этого страны Восточной Азии не нуждались в кредитах и им удавалось избегать лап МВФ и иностранного капитала, за исключением инвестиций в производство, которые обычно были частью планов долгосрочного национального развития. Но теперь их заставляли открыть свою экономику иностранному капиталу и краткосрочным иностранным кредитам.

Размышляя над риторикой "выравнивания игрового поля", многие азиатские чиновники задавались вопросом - говорил ли Вашингтон о крикете или об их экономическом будущем. Ответ не заставил себя ждать. Как только контроль над капиталом был ослаблен и иностранным инвестициям разрешили входить и выходить из стран свободно, и Южная Корея и другие "тигры" были внезапно наводнены иностранными долларами, что способствовало образованию спекулятивных пузырей на рынке роскошной недвижимости, на местных биржах и на рынках других вложений в период между 1994-м годом и началом финансовой атаки на Тайский бат (тайская денежная единица - прим. пер.) в мае 1997.

Как только Восточноазиатские экономики "тигров" начали открываться иностранному капиталу, но еще задолго до того, как у правительств этих стран появились адекватные средства контроля за возможными злоупотреблениями, хеджевые капиталы (хедж - специфическое капиталовложение, сделанное, чтобы уменьшить риск ценовых движений - прим. пер.) пошли в атаку. Скрытый капитал начал свое наступление с самой слабой экономики - Таиланда. Американский спекулянт Джордж Сорос действовал втайне, вооружившись кредитом от группы международных банков, включавшей Ситигруп (Citigroup), размеры которого до сих пор неизвестны.

Они сделали ставку на то, что Таиланд должен обесценить бат, оторвавшись от его привязки к доллару. Сорос, глава фонда "Квант", Джулиан Робертсон (Julian Robertson), глава фонда "Тигр", и хедж-фонд ЛТКМ (Long-Term Capital Management - LTCM), управление которого включало бывшего представителя Федерального резерва Дэвида Маллинса (David Mullins), развязали огромную спекулятивную атаку на тайскую валюту и акции. К июню Таиланд сдался и валюта была обесценена, что заставило правительство обратиться за помощью к МВФ. Те же самые хеджевые фонды и банки один за другим поразили экономики Филиппин, Индонезии и затем Южной Кореи. Они положили в свои карманы миллиарды в то время, как население этих стран погружалось в экономический хаос и бедность.

Европейский эксперт по азиатским вопросам, профессор Кристен Нордхог (Kristen Nordhaug), подвел итог политики, проводимой администрацией Клинтона в Восточной Азии в 1997 году. Клинтон развивал свою экономическую стратегию на базе предложений нового Национального экономического совета, первоначально возглавляемого Робертом Рубином, банкиром с Уолл-стрит. Только что появившиеся рынки Восточной Азии были избраны для атаки. "Администрация активно поддерживала многосторонние агентства, типа Международного валютного фонда ... для того, чтобы продвигать международную либерализацию финансовой системы", отметил Нордхог. "Как только... стратегия захвата Восточноазиатских рынков (была) реализована, американская администрация имела возможность использовать их финансовый кризис в своих собственных интересах, чтобы продвинуть либерализацию торговли, финансов и установления рыночных реформ с помощью ВМФ".

Чалмерс Джонсон (Chalmers Johnson) высказался о результатах этой политики без обиняков: "Капитал попросту изнасиловал Таиланд, Индонезию и Южную Корею, а затем отдал дрожащих жертв на растерзание МВФ, но не для того, чтобы им помочь, а для того, чтобы гарантировать, что ни один западный банк не застрял в этих разрушенных экономиках с невыплачиваемыми кредитами".

Воздействие азиатского кризиса на доллар было значительным. Генеральный директор Банка по международным расчетам, Эндрю Крокетт (Andrew Crockett), отметил, что если в 1996 году Восточноазиатские страны имели общий дефицит в 33 миллиарда долларов по счетам текущих операций, то как только начался приток спекуляционного капитала в "1998-1999 годах на их счетах текущих операций появился избыток в 87 миллиардов долларов", а к 2002-му году избыток достиг максимума в 200 миллиардов долларов.

Большая часть этих избыточных средств возвращалась в США в форме закупок Азиатским центральным банком облигаций американского казначейства, которые в действительности финансировали Вашингтонскую политику. Министерство финансов Японии предприняло бесполезное усилие сдержать азиатский кризис, предлагая создать Азиатский денежно-кредитный фонд в размере 30 миллиардов, но Вашингтон ясно дал понять, что ему эта идея не нравится и ее быстро забросили. У Азии не оставалось выхода, кроме как при активной помощи МВФ стать еще одним регионом в царстве доллара. Министр финансов США Рубин эвфимистически назвал это "американской политикой сильного доллара".

Дальнейшая судьба Азиатских Тигров сложилась по-разному. Южная Корея успешно оправилась от шока и снова стала одной из наиболее успешных экономик мира, но уже не как часть поднимающего голову Тихоокеанского, альтернативного западному, центра силы, а как доминион последнего. Индонезия же, к примеру, окончательно погрузилась в нищету и, в обозримом будущем, судя по всему, не будет иметь никаких шансов из неё выкарабкаться.

По итогам "спецоперации" подъем национальных экономик был сорван, жемчужины местной промышленности перешли под контроль транснациональных корпораций, но главное – это стало более чем убедительной демонстрацией необходимости поддерживать значительный объём ЗВР для защиты от атак на национальную валюту.

В общем, Операция Нефтедоллар 2.0. По итогам Арабо-Израильской войны доллар стал востребованным товаром, так как только на него можно было покупать нефть. По итогам разрушения экономик "Азиатских Тигров" доллар стал уже самостоятельной ценностью. Копите валютную подушку, да потолще, чтобы дунуть-плюнуть было слишком сложно, чтобы с вами имело смысл возиться.

Многие, однако, выводов из судьбы Азиатских Поросят не сделали, продолжив считать себя если не тиграми, то уж точно тигрятами, лучшими друзьями настоящего Тигра, а значит – при любых обстоятельствах – не едой. Но Товарищ Волк не сентиментален и когда он голоден, он просто кушает и никого не слушает. Были Лучшие Друзья, а стали PIGS-ами. Так вот в жизни бывает.

Хотя, с другой стороны, бывает, конечно, и хуже – намного хуже. Больше того, ЗВР – отнюдь не панацея.

рис.7

Часто задаваемые вопросы вместе с ответами

Почему мы вкладываем наши ЗВР в американскую экономику?

Ну а куда их вкладывать, в трёхлитровые банки? Почему иностранную валюту нельзя вкладывать в свою экономику мы уже, надеюсь, разобрались. Что же с ней делать? В стопочку складывать? Так мыши могут погрызть. Проще и выгоднее вложить их в ценные бумаги с рейтингом надёжности "лучше, чем деньги" и получать пусть небольшой, но всё же процент.

Американцы в любой момент конфискуют наши ЗВР и мы останемся ни с чем, да еще и с огромными долгами!

Вот то-то и оно, что без долгов. Если нам "простят" наши ЗВР, мы им "простим" свои долги. И, что характерно, ещё и в плюсе останемся.

Россия печатает деньги под приток валюты. Это называется Currency Board. Так что мы - обычный Бандустан, финансовая колония Запада.

Не всё то золото, что блестит. Currency Board, по- определению, предполагает фиксированный курс национальный валюты к валюте привязки и отказ от управления денежной массой. В России же объёмом ЗВР определяется не столько объём денежной массы, сколько курс рубля. Так что не Абрамович, а Рабинович, не в рулетку, а в домино, не миллион, а полтинник и не выиграл, а проиграл.

Современная экономическая доктрина вообще скупа на инструменты, обеспечивающие рост денежной массы. То есть инструментов-то полно, вот только все они с подвохом, угрожающим дефляционным коллапсом.

Налоги у нас низкие, значит? А про социальные налоги автор не в курсе?

Зато автор в курсе, что зарплаты, от которых высчитываются социальные налоги, в России тоже далеко не европейские.

Получается, что мы набрали долгов на полтриллиона, платим по ним процент западным банкам, и всё это только потому, что у нас высокая коррупция? Не слишком ли дорого она нам обходится?

Ну, "что да, то да". Хотя и не до конца.

Во-первых, эта схема избавляет нас от "коррупционного налога", который заведомо выше обсуждаемых процентов. Причём коррупцию можно придушить, но нельзя задавить полностью.

Во-вторых, банки не только кладут в свой карман проценты, но и принимают на себя риски, связанные с платежеспособностью клиента. В случае если частная компания, нахватав кредитов, провалит программу модернизации и обанкротится, это станет проблемой банка, а не России.

И в-третьих – не забывайте про Азиатских Хрюшек. Большие ЗВР – штука исключительно полезная.

Проблема в том, что Россия встала на порочный путь, свернув с единственно правильного, ***** пути.

У нынешней власти после успехов 2003-2006 годов был весьма высокий кредит доверия. Но мандата на то, чтобы пойти против течения и резко сменить общественную парадигму, у неё не было. Общество устало от нищеты и деградации 90-х, от войны на Кавказе, люди хотели стабилизации и чего-нибудь поесть. Поэтому даже если бы Владимир Владимирович лично разделял ваши убеждения (что сомнительно), варианта перейти к ***** всё равно не было.

Таки можно подумать, что никаких других вариантов не существует…

Ну почему же? Хорошим примером "другого варианта" является приснопамятный "мясной" вопрос. Речь идёт о совместном инвестировании государства и частного бизнеса в интересные государству проекты. В результате отделить "государственные" деньги от "частных" становится невозможно, а частные лица за своими деньгами обычно следят.

Другим хорошим примером (точнее, вариантом предыдущего) является возвращение к практике частичной приватизации государственных предприятий. Причём пакеты акций продаются пусть и не контрольные, но значительные, инвесторов ищут крупных и, желательно, иностранных.

Практика эта вызывает по всему рунету зубовный скрежет, однако она и в самом деле довольно эффективна. Любой вариант воровства и распила выделяемых такому предприятию средств бьёт по карману частных собственников, а крупные иностранные инвесторы этого не любят и права свои защищать умеют. Защита, конечно, не абсолютная, но и не плохая.

Впрочем, по большому счёту, радикальное решение у этой проблемы всё-таки есть (помимо возврата к коммунизму, имеется ввиду). Заключается оно в закрытии отечественной экономики с целью радикального ограничения всех возможностей вывода капитала зарубеж. В этом случае даже украденные и распиленные средства всё равно останутся в России, а когда речь заходит о суммах подобных масштабов, нужно понимать, что под подушку их не запихнешь, они в любом случае будут куда-то вложены, а значит, свою главную задачу всё равно выполнят.

Но путь этот помимо пирогов и вышек изобилует синяками и шишками, а потому вставать на него нужно с крайней осмотрительностью. До сих пор наша привязка к мировой экономике обеспечивала России уверенный рост, а от добра, как известно, добра не ищут. С другой стороны, ситуация эта не просто не вечна, она, по сути, уже подошла к концу. Так что радикальные перемены не просто желательны, они, по сути, неизбежны.

Всё это полная чушь, что ты тут понаписал, а Рашка всё равно вперде и все об этом знают!

Жопоголизм в терминальной стадии, к сожалению, неизлечим. Могу порекомендовать поддерживающую терапию и вымоченные в соляном растворе розги.

Жизнь после нефти

И вот только теперь с той частью аудитории, которую я не растерял по пути к концу моего повествования, я могу поговорить о том, что будет происходить с экономикой России после того, как цикл дорогой нефти будет завершён.

По моему мнению, это не просто может произойти, это практически неизбежно произойдёт, причём уже в ближайшем будущем. Но не в результате обычного, заурядного циклического спада нефтяных цен, а в результате наступления второй волны Мирового Экономического Кризиса.

И тут мне представляется исключительно важным внимательно посмотреть на то, что происходило в нашей экономике во время первой волны, в 2008 году.

2008 год как пророчество

В глазах большинства наших сограждан в произошедшем в 2008 году обрушении экономики России нет ничего удивительного. Правда, по поводу конкретных причин наблюдаются определённые расхождения.

Самое распространённое объяснение: "обвалились цены на нефть, вот экономика России и обвалилась, потому что кроме нефти там ничего нет". Часто встречаются рассказы про неадекватное управление отечественной экономикой и войну 08.08.08, которая, якобы, отпугнула инвесторов.

Во время острой фазы кризиса наша либеральная пресса с наслаждением публиковала прогнозы даты, на которую намечено обнуление российских ЗВР, ведущие экономисты из ЖЖ обменивались своим видением даты "доллара по 50", в общем – Содом и Гоморра бурлили в стакане.

Добрые люди поместили в Википедии любопытный график:

рис. 8

На то, что они к этому графику приписали, можно не обращать особого внимания, зато на нём хорошо видно главное – падение российских фондовых индексов происходило синхронно не только с ценами на нефть, но и с ведущими мировыми индексами (S&P взят для примера). Россия, конечно, не последняя держава в мире, но чтобы обрушить мировую экономику и цены на нефть Путину нужно сделать что-то большее, чем небольшой "айяйяй" Мичелу. И хотя падали мы несколько "сильнее рынка", тот факт, что факторы падения были внешними, а не внутренними, сомнению можно не подвергать.

Что же конкретно происходило с экономикой России?

Во-первых, на фоне сначала ухудшения состояния, а потом и обвала мировой экономики произошёл серьёзный спад кредитования. Центробанки спасали свои национальные экономики. Наш крупный бизнес и наша банковская система оказались отрезанными от ставших уже привычными кредитных ресурсов Запада.

Во-вторых, на фоне падения цен на нефть и паники инвесторов, связанной с войной 08.08.08 (почему инвесторы так испугались маленькой и победоносной войны, доказавшей готовность России жёстко отстаивать свои интересы – вопрос отдельный), мы получили резкий отток спекулятивного капитала с нашего фондового рынка. Точнее, мы бы его получили в любом случае, так как инвесторы в момент кризиса всегда выводят деньги с "развивающихся" рынков в то, что они сами (а не правительство РФ) считают "тихой гаванью", руководствуясь при этом не столько здравым смыслом, сколько инстинктами и инвестиционными рейтингами. Однако вышеописанные факторы безусловно внесли свой вклад.

Как ни странно, само по себе бегство спекулянтов с рынка российских акций особого вреда не приносит. Представьте себе – некий Джон Смит решает вложить свой миллион долларов в экономику России. Для этого он меняет свой миллион на 25 миллионов рублей и покупает на них 250 000 акций Сбербанка, по 100 рублей за штуку. Затем начинается биржевая паника, Джон решает спасти свои деньги и срочно вывести капитал обратно в США. Для этого он продаёт свои акции Сбербанка по 50 рублей за штуку, покупает за вырученные 12 500 000 рублей доллары, по курсу 33 рубля за доллар, и вот эти свои 380 тысяч баксов он "спасает".

Формально в этот момент ЗВР России уменьшаются на 380 тысяч долларов и хомячки по всей России бьются в истерике, хотя на самом-то деле Джон – баран и своими бестолковыми метаниями подарил нашему ЦБ 620 тысяч долларов за здорово живешь. Над Джоном можно и нужно посмеяться, но беда в том, что такие бараны встречаются не только среди Джонов Смитов, но и среди Вань Кузнецовых, а последние, поддаваясь панике, ЗВР уменьшают не только номинально, но и реально, а это уже проблема.

Причём проблема не в том, что "ЗВР кончатся", это безграмотная псевдоэкономическая чушь. ЦБ никому не выдаёт валюту просто так, он её продаёт. За рубли. А резервов у ЦБ вполне достаточно, чтобы выкупить по текущему (даже не по "антикризисному") курсу чуть ли не всю рублёвую денежную массу. ЗВР-то не кончатся, а вот экономика останется без оборотных средств, то есть – встанет. И это стало второй (после прекращения кредитования) проблемой. Но была и третья, возможно, самая серьёзная.

Дело в том, что наш крупный бизнес занимал деньги не просто так, под "купеческое слово", а под залог своих акций. А в таких договорах есть логичный, но на редкость пакостный пункт, известный под именем "margin call". Коротко – если цена заложенных акций падает ниже определённого уровня, заёмщик обязан немедленно (по требованию) выплатить соответствующую сумму или потерять залог, что, в свою очередь, уменьшает цену акций и вызывает новые требования. Иногда этот процесс называется "посадить на кол".

В условиях резкого сворачивания кредитования на рынке это – катастрофа. И если бы не вмешательство правительства, выступившего в качестве экстренного кредитора "последней надежды", всё могло бы закончиться очень и очень печально.

В целом, на фоне злоключений России в 2008 году легендарная атака на экономики Азиатских Тигров выглядит дружеской шуткой. Россия дрогнула, но устояла.

Кризис 2012 года

Во время второй волны Мирового Экономического Кризиса процессы будут протекать схожим образом. Схлопнется межбанковское кредитование, рухнут цены на углеводороды и металлы, уменьшится платежеспособный спрос, обвалятся мировые фондовые рынки и т.п.

Ключевое отличие, на мой взгляд, будет заключаться в том, что длиться эта волна будет дольше, падение будет более сильным, отскок менее высоким, а третья и последующие "волны" накатят быстрее. Взгляните на график первой Великой Депрессии:

рис.9

На данный момент (конец 2011 года) мир находится где-то в районе цифры 6. Подчёркиваю – именно мир. В целом. Маловероятно, что кому-то удастся отсидеться за забором. И я серьёзно подозреваю, что запас краплёных карт у шулеров из ФРС и ЕЦБ подошёл к концу.

"Вы хотите перемен?!", "Перемен вы хотите?!", "Перемен хотите вы?!"

(с) Барак Обама... ну, практически

Ну так считайте, что вы дождались перемен. Неважно, готовы вы или нет, перемены стоят на пороге и стучатся в вашу дверь. Хотя я подозреваю, что таких перемен вы всё же не хотели.

В ближайшее время, в 2012-2013 годах, России придётся менять бюджетную политику, социальную политику, монетарную политику… да многое придётся менять. Подушка из ЗВР на какое-то время смягчит выпадение экспортных доходов, а подушка Стабфонда (резервного фонда) на какое-то время смягчит выпадение доходов бюджета. Углеводороды и металлы сохранят часть своей ценности даже посреди Величайшей Депрессии, а ценность оружия только возрастёт. Благодаря нашим ЗВР спонсоры МВФ не будут сдирать с нас последнюю шкуру за накопленные в "тучные годы" мировой экономики долги.

Нам будет намного легче, чем многим. Но легко не будет никому.

Большие Деньги на какое-то время перестанут править миром. На пьедестал в ближайшие 10-15 лет снова взойдёт Большая Политика. Ничего не закончится, всё только начинается, как и всегда.

Когда все умрут, только тогда закончится Большая игра

Киплинг.
Оригинал статьи находится вот здесь

З.Ы. Ming Mong спасибо.



  • 1
Добротно, спасибо!

мда, в веселое время живем. Надеюсь прогноз не сбудется.

То, что кризис будет - это несомненно, физику не обманешь. А вот сценарии исполнения могут быть разными (то, что тряханет, да еще как тряханет - это несомненно).
Просто в предстоящее время у руля страны должен находиться человек со стальными яйцами, одного такого я знаю (да-да, я про Злющего и Наитемнейшего Властелина), а люди (в интернетах) как с ума посходили, секта Навального беснуется все сильнее.

Пасиба, познавательно!

рис. 8

"" И хотя падали мы несколько "сильнее рынка", тот факт, что факторы падения были внешними, а не внутренними, сомнению можно не подвергать."" - Индекс РТС упал сильнее всех в мире. в 6 раз. США упали в 2 раза. Мы самые слабые на фондовом рынке.

" Причём проблема не в том, что "ЗВР кончатся", это безграмотная псевдоэкономическая чушь. ЦБ никому не выдаёт валюту просто так, он её продаёт." - так в 2008 все это раздали на кредиты(для банков, которые их понесли на форекс) - а вернут ли их банки - было неизвестно. Так что опасения о конце ЗВР были реальны.

Пример с "Азиатскими тиграми" не понял. У чуваков не было военной мощи и атомной бомбы(у нас пока есть). Им стоило просто США послать на х... и все. При чем тут ЗВР??! Невозможно от таких атак применять ЗВР. Это показал 2008 год. за 6 месяцев ЗВР уменьшился вдвое!!! А США могут доллар печать бесконечно. Ахинею написали, извините..

"""" Как ни странно, само по себе бегство спекулянтов с рынка российских акций особого вреда не приносит. Представьте себе – некий Джон Смит решает вложить свой миллион долларов в экономику России. Для этого он меняет свой миллион на 25 миллионов рублей и покупает на них 250 000 акций Сбербанка, по 100 рублей за штуку......" Вы правда считаете , что падение капитализации российский предприятий в 6 раз(!) не принесло особого вреда??? В пике кризиса все наши предприятия можно было купить за 600 млрд долларов. Говно вопрос например для США(напечатают). И купили. Посмотрите, у нас больше 70% производств сейчас-владельцы западные компании(совпадение?)

  • 1